Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:28 

| reader |
Название: "Дождись".
Пейринг: Америка(/?), Англия.
Фэндом: APH.
Жанр: виньетка, драма.
Дискламмер: героев - Химаруе, эпиграф - Мертвым Дельфинам.
Посвящение: здравствуйте, я псих, который просил юсук, а получает дребедень.

На ржавенький гвоздик честь и совесть повесил.
Мой левый глаз плачет,
Правый – пока еще весел.
Есть, наверное, склонность к плохому поступку.
Я пытался отвлечься пальцами в мясорубку.
Под ногами ни моря, ни суши,
Губы бьют по рюмке баклуши.



Падай передо мной на колени. Плачь, рыдай. Я же знаю, ты любишь драматические сюжеты. Любишь романы, где главный герой страдает. В глубине души ты такой мазохист, Англия. В глубине души ты прекрасно знаешь, что ты не можешь отпустить меня - я нужен тебе. Безумно, необъяснимо, волнительно... Нужен, чтобы чувствовать себя полезным. Тебе нравится отдавать, я уже понял. Просто... ты не даешь принять. Ты вкладываешь в раскрытые ладони ребенка все, чего он хочет. Его глаза уже светятся от счастья, а губы дрожат от нетерпения воспользоваться полученным, а ты... тут же забираешь это, не дав даже разглядеть, как следует.
Рыдай, Англия. Я хочу видеть твои слезы.
Я буду жестоким сегодня, мой Альбион. Сегодня ты, наконец-то, оказался в моей шкуре.
Ну, что ты скажешь теперь? Каково это - обрести и потерять сразу все: чужую любовь и привязанность, трепет детских рук, обнимающих твою шею и то мальчишеское доверие, что я позволял себе?
Скажи мне... тебе больно?


Америка сдавленно хмыкнул, смахивая с глаз мокрую челку. Англия на коленях; напротив него. Он не жаждал этого так сильно, как казалось. Теперь в душу закралось что-то... жалостливое, виноватое. Сдавливающее грудную клетку тугим неприятным обручем. Он опустил ружье и вгляделся в противника.
Мокрая челка Англии полностью закрывала тому глаза, и сложно было понять, что за выражение на его лице. Страх? Ненависть? Или может... он смеется над Америкой?

Поговори со мной, Англия. Расскажи, что ты чувствуешь. Позволь мне заглянуть тебе в душу. Позволь отнять у тебя права на меня. У тебя не должно быть на меня прав. Я хочу, чтобы ты понял и прочувствовал это - я больше не твой младший брат. Я больше не твоя собственность. Не твоя маленькая послушная колония. Почему ты так улыбаешься, Англия? Почему ты улыбаешься сейчас?!

Артур смотрит в небо, стоя на коленях. По лицу его стекает небольшими струйками дождевая вода. И он улыбается. Слишком радостно улыбается для побежденного. Хотя это больше похоже на улыбку, полную светлой печали. Да, так оно и есть.
Альфреду приходит в голову что-то религиозное, хочется даже зачитать вслух молитву. Упасть рядом на колени. Он завороженно наблюдает за своим воспитателем... Бывшим воспитателем. Теперь это будет равенством. Он ведь именно этого добивался...
- Англия...
- Идиот. Разве я мог выстрелить в тебя?
И что-то тут совсем не так. В голове у Америки проносится череда событий, предшествующих этой сцене. Англия что-то кричит, резко подавшись вперед и наставляя на него кольт. А затем он просто... как подкашивается. Падает на колени и только тихонько трясутся его плечи.
- Я больше не твой младший брат.
- А я больше не твой старший. Теперь ты сам по себе. Ты ведь именно этого и хотел, Америка?
И взгляд у Кёркленда мгновенно ожесточается. Становится резким и колючим. Как будто это не британец стоит перед Джонсом на коленях, грязный и мокрый от частых дождевых капель, а наоборот. И это... настораживает, пугает Америку.
- Пошел вон, Альфред.
Америка широко распахивает глаза и делает шаг назад, опасаясь, что не ослышался. Англия приказывает ему "уходить"?
- Ты не ослышался. Я больше не желаю видеть тебя. Как в своей стране, так и в Европе, в целом. Вон, - последнее слово срывается на крик.
И тут Альфред медленно, но верно понимает, что по лицу Англии стекают вовсе не капли дождя...

Не приказывай мне.
Ну, пожалуйста, Англия. Просто... попроси меня остаться, а?


Через некоторое время они снова встретятся. Неласково столкнутся взглядами, сухо пожмут друг другу руки. Наверное, так и надо. Потому что Артур - это Артур, а Америка - герой своего романа.
Только вряд ли это объяснишь человеку, который вскоре возьмет за привычку четвертого июля напиваться вдрызг и засыпать в обнимку с набором детских оловянных солдатиков.

@темы: Hetalia

URL
   

Монологи о животных

главная