| reader |
Пейринг: Артур/Натали
Жанр: романтика
Фэндом: "Искусство счастья"
Саммари: Что значит "эксперимент"?
Предупреждение: Смысл тотально потерялся.
Дискламмер: права на персонажей - Зонтик. и [J]Нильс Хольгерссоон[/J]
Посвящение: Зонтик.

- И что ты имел в виду?
- Только то, что сказал.
Натали хмыкает.
- Знаешь же, я не имею к музыке ни малейшего отношения.
- Но как-то же ты к ней относишься. Это искусство, Ната-тян.
- Мне все равно.
Натали жмет плечами и поворачивается к нему спиной. Она совсем недавно вернулась с учебы и все, чего ей хочется - отдых. А этот настырный Лаконский упорно не желает позволить ей поспать.
- А кстати, Ната-тян... Почему ты улеглась спать на моем диване? - на лице Артура появляется довольная усмешка. - Нравится мое спальное место, м? Могу делить его с тобой, если хочешь...
От такой откровенной наглости взбесился бы любой, но Выхровская - отнюдь не кто-угодно. Она даже не оборачивается, чтобы ответить каким-нибудь остроумным высказыванием. Сколько бы юноша не ждал, что она вспылит, он ничего не дождется.
Проходит минута. Две. Десять. По мерному дыханию и неподвижности кажется, что Наталья уже спит.
- Эй, Ната-тян, - тихо зовет Артур, проверяя спит ли она.
- Чего тебе? - Натали поворачивается на другой бок, чтобы лечь поудобнее и, наконец, постараться задремать, но тут же перед ее носом оказывается лицо этого наглеца. Он нависает над ней, опираясь одной рукой о спинку дивана. Другая же рука где-то рядом с плечом Наташи. И та не на шутку пугается.
- Черт возьми, что тебе надо? - выдыхает она, раздраженно глядя на него. Он смеется.
- Ну, это же мой диван. Имею право.
Следующее движение вызывает в Наталье такую бурю эмоций, которые ей раньше и не снились - смущение, негодование и все, что только можно пожелать. Или не пожелать. Кто-как настроен.
Лаконский ложится рядом, улыбаясь и глядя на девушку, как на объект наблюдения - с любопытством. Как она отреагирует на подобное? И Выхровская действительно не знает, как реагировать.

В принципе, ее эмоции всегда были сосредоточены на малом акценте - некоторое смущение, презрение, недоверие и смирение. Другие душевные порывы были ей мало знакомы. Любовь, страх, гордость, счастье... Что это?
И самое главное - почему все так упорно твердят, что это важно?

- Делай, что хочешь, но дай мне поспать.
- О, ты разрешаешь мне, принцесса? Можно? Правда, можно?
Его ладонь резко и беспардонно ложится ей на талию. Не более, конечно. Это было бы уж слишком для... эксперимента.
Наталья пристально смотрит на него. Словно она пытается уловить в его поведении объяснение всему тому, что происходит уже которую неделю. Все эти пасы в ее сторону, навязчивое поведение... Артур Лаконский, что... Идиот? Неужели ради эксперимента можно преодолевать себя и общаться с ней так близко?
Другого Наталья и предположить не могла. Признать, что он интересуется ей? Нет. Что это еще могло быть, кроме как очередной глупый опыт этого вечного ребенка? Группа, пирсинг в ушах... теперь Натали.
- Мне все равно, - ее голос звучит хмуро, и улыбка на губах Арти становится только шире.
- Вот и прекрасно.
Он мягко прижимает ее к себе - лежбище слишком узкое, чтобы расползтись по углам. Девушка спокойна, терпит, наверное. Парень закрывает и глаза и нарочито громко говорит:
- Спокойной ночи, Ната-тян!
- Дай только выспаться.
Она не знает, удался ли эсперимент, провалился ли. Это знает только Артур, который внезапно уснул, как убитый. Тоже устал?
Натали чувствует шеей его горячее дыхание, и мысленно просит паранойю уйти, чтобы просто насладиться новыми приятными ощущениями - чьей-то близостью рядом.

Артур Лаконский - человек, логику которого Наташе не понять.
- Ну и как, удался твой эксперимент, Артур? - шепчет Натали, прежде чем впасть в дрему.
"Какой еще эксперимент?", - думает Артур, недоумевающе рагзглядывая ее затылок.

@темы: Искусство счастья