Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:55 

| reader |
Пейринг: Артур/Натали
Жанр: романтика
Рейтинг: R
Фэндом: "Искусство счастья"
Саммари: Пьянка? О_о
Дискламмер: права на персонажей - Зонтик. и [J]Нильс Хольгерссоон[/J]
Предупреждение: Смысл тотально потерялся. Как всегда. И еще. Охуенно много О_О Что-то меня разнесло.
Посвящение: Зонтик.

Артур не был любителем компанейских попоек. Нет-нет, он был не из тех людей, которые душу продадут, лишь бы хорошенько бухнуть с друзьями на выходных, как это было сейчас модно среди большинства молодежи.
Однако сегодня день был совершенно особенный. Грандиозное выступление в одном ночном клубе, владельцем которого был друг Лаконского. Их встретили на "ура", они спели две песни на бис и пошли домой, закупившись каким-то не очень дорогим пивом и гарланя песни на всю улицу. Да что там, наверное, их было слышно и на окраине Москвы.
Натали пришла к Артуру позже всех, к вечеру, когда закончила учебу. Квартира друга встретила ее душным сигаретным дымом и явственным ощущением победы. Она прямо сквозила в воздухе, обволакивала, расслабляла.
- Ната-тя-я-ян! – протянул Артур, пока Наталья боролась с изумлением и кашляла от запаха табака, пытаясь вымолвить слова поздравлений. Он резко схватил ее за руку, втащил в квартиру и, не останавливаясь, потащил дальше, словно забыв, что ее кисть зажата в его ладони.
Наконец, поборов первый приступ шока, Наташа вырвала руку и помахала ею у себя перед носом, разгоняя дым.
- Что за черт? Артур, почему так воняет сигаретами?
- У нас праздник! – Лаконский засмеялся и притянул ее к себе, обнимая за плечи. – Э-эй, народ! Тут принцесса пришла-а!
Игорь приветливо кивнул Выхровской. Похоже, он один-единственный был трезв. Хоть немного. Остальные же, словно не слыша, продолжали пить, разговаривать, кричать… Им, похоже, было вообще абсолютно все равно, кого притащил хозяин квартиры и зачем. Около дивана стоял наполовину пустой ящик пива и высилась гора уже опустошенных бутылок из зеленоватого стекла.
Форточка была открыта по приказу Выхровской тут же. Дым мало-помалу выветривался, давая той возможность отдышаться. Праздник продолжался.
- Я пойду чаю налью, - поднялась она с дивана где-то через десять минут после прихода. – Надеюсь, на кухне не надо проветривать?
Артур фыркнул.
- Ты совсем не умеешь веселиться, Наташа!..
- Абсолютно, - отрезала девушка, направляясь к кухне.

Чаю у Артура было полно. Он совершенно не пользовался купленной давным-давно упаковкой чая, но, зато, кофе у него расходовался только так. Лаконский принципиально продолжал глотать его литрами, не думая о здоровье сердца, сколько бы ни твердила ему Натали о вредности напитка. Этот парень – вечный ребенок.
- Наталья? – Игорь вошел в кухне, одновременно туша в пепельнице сигарету, которую, видимо, пару минут назад отобрал у Артура. Со стороны зала еще слышны были его громкие возмущения.
- О, Игорь, здравствуй. Ты-то как оказался в этом… странном месте с этими… странными людьми? – сдерживая себя на крепкие слова, спросила девушка, размешивая сахар в чашке. Юноша ей нравился чисто по-человечески, и она мало успела с ним поговорить за время их знакомства. Он редко улыбался. Или же не улыбался совсем?
- Меня привел Артур, как и тебя. Вообще-то завтра на учебу и я как раз собирался уходить. Приследишь за ним?
- За ним?
- Да, остальным тоже завтра неплохо бы выспаться, поэтому возьму всех с собой. Навеселились уже.
- Чтобы за ним приследить меня одной мало, - шутливо произнесла Выхровская, делая глоток чая. Ни смешка, ни улыбки со стороны Игоря не последовало.
- У меня все так плохо с чувством юмора? – поинтересовалась Наталья, теперь уже делая попытку улыбнуться. Юноша покачал головой.
- Нет, это просто моя болезнь.
- Болезнь?
- Паралич мышц лица.
Наташа удивленно подняла брови, но тут же придала себе самый незаинтересованный вид.
- Ясно.
Заметив минутное смятение девушки, Игорь легонько коснулся рукой ее волос. Глаза его смягчились, и Наталья почти увидела улыбку на его губах. Конечно же, ей только показалось.
- Ничего страшного. Просто болезнь.
- Я не понял, - со стороны двери послышался смешок. Девушка перевела взгляд на вошедшего. Там был Артур. Лаконский казался непривычно злым, даже можно сказать яростным. Он смотрел на Игоря чуть с прищуром, сжав губы в тонкую линию.
- Ты что это делаешь, Игорь? – даже голос его казался холодным, стальным. Натали невольно сглотнула.
- Собираюсь уходить, - спокойно ответил ему юноша, подходя и мягко, но настойчиво вкладывая в руки пепельницу с еще тлеющей сигаретой. Затем он прошел мимо, направляясь в коридор.
Емкость с резким звуком ударилась о паркет, рассыпая пепел по дереву. Наталья вздрогнула.
Разъяренный Лаконский схватил Игоря за шиворот и четким прицельным ударом заставил того сделать на шаг назад. Не прошло и минуты, как опомнившийся парень с такой же меткостью дал сдачи, заставив осесть обидчика на пол.
- Какого черта вы творите?! - опомнившаяся Выхровская подбежала к Артуру, который вытирал с губы кровь и глядел на Игоря так, словно хотел убить прямо здесь, сейчас же. Девушка еще никогда не видела его настолько взбесившимся.
- Да что на тебя нашло?! – крикнула она, помогая ему подняться. – Тебе совершенно пить нельзя, идиот?
Вышедшие на шум участники группы застали драку в тот момент, когда Артур схватился за разбитую губу. Теперь они с недоумение разглядывали Игоря и зачинщика, робея что-то сказать.
- Наташа. Помоги ему обработать рану, пожалуйста, - вымолвил, наконец, отдышавшийся Игорь. На щеке, под глазом, у него медленно, но верно проступал синяк.
Девушка кивнула, поборов желание оспорить эту просьбу.
- А мы идем домой, - пронзительный взгляд парня заставил остальных быстренько собраться, сложить пустые бутылки из под пива в мусорные пакеты и спешно покинуть квартиру.
Праздник был окончен.

- Мда, ты суровая девушка, Ната-тян. Редко йод жжется так сильно.
- Замолчи.
Наталья еще раз провела ватной палочкой, смоченной в йоде по губе Лаконского, который даже зажмурился от боли.
- Ай-ай-ай!
- Терпи. Нечего было лезть в драку. Что на тебя нашло?
- Ничего, - пробурчал парень, обиженно глядя на спокойную, как скала, Выхровскую из-под челки.
Так в молчании прошло минуты две. Наталья обрабатывала его рану, а Артур разглядывал свои носки.
- Наташа.
Девушка удивилась такому серьезному обращению.
- Что?
- Почему вы с Игорем были на кухне вдвоем?
- Мы разговаривали.
- А… Ясно. Извини.
- М?
- Я заставил тебя поволноваться.
- Нет.
Юноша изумленно взглянул на нее.
- Что?
- Что слышал.
- Не волновалась? Меня ударили, а тебе все равно, так, что ли?!
- Почему же? Я разозлилась.
- Значит, волновалась! – торжествующе воскликнул Лаконский.
- Нет, - пожала плечами Натали. – Я разозлилась, потому что Игорь ничего тебе не сделал, а ты ударил его. Тебе не стыдно?
Брови Артура снова сошлись к переносице, а губы превратились в тонкую линию. Он быстро схватил ее за руку и притянул к себе, впиваясь в ее губы. Наташа не шевелилась. Не вырывалась. Просто хлопала ресницами в полном недоумении. Надо было бы оттолкнуть наглеца – она понимала это. Но почему-то не могла пошевелиться. Такие новые ощущения… и Артур так близко… Она могла разглядеть каждую из его ресниц, которые чуть подрагивали, словно… Конечно, ему же больно! У него губа разбита.
Это привело ее в чувство, и она отстранилась, резко разрывая поцелуй.
- Что? Что такое? – вид испуганной девушки заставил парня ощутить стыд и еще одно очень странное чувство…
Словно он был в ответе за нее, а вот сейчас нарушил какое-то негласное обещание, данное самому себе.
- Нет, ничего… - проговорила Наталья, стараясь сохранить безэмоциональный голос и убрать хрипотцу. Ничего не вышло.
- Прости… прости.. Я… я не знаю, что… то есть… - как-то в миг все слова растерялись, и Артур тщетно пытался найти объяснение своему поступку. Что сказать? Что она относится к нему бесчувственно? В чем ее упрекнуть? Что она не вступилась за него? Что не упрекнула Игоря? Что не была на его, Лаконского, стороне? Как глупо и по-детски.
- Ничего страшного, все нормально. Давай продолжим обрабатывать губу. Я не закончила.
- Вот снова… - голос парня был тих, но бил, словно плетью по хрупким нервам Натали. – Тебе все равно? Все равно, даже если я зашел бы дальше?
- Нет, не все равно. Но я не закончила…
Выхровская не уловила момент, когда оказалась на паркете кухни, а Артур навис сверху, прижимая ее к полу своим телом. Не уловила так же и момент, когда он снова поцеловал ее, а она, не раздумывая, обвила его шею руками, еще ближе притягивая к себе, хотя казалось бы – куда уж ближе!..
Как-то в один миг все чувства, что она держала долгое время, нашли выход, и вот она уже самозабвенно отвечает на поцелуй, стягивая с него рубашку.
Наверное, дело вовсе не в том, все равно ли ей. Такой уж у нее характер. Только в последний момент, на волосок от потери, она поймет, сколько приобрела.
Любовь.
Правда, это прекрасно?..

Любовь ли это, когда тебя с такой недетской силой прижимают к себе чужие руки, лаская твое тело?
Любовь ли это, когда ты яростно отдаешься, предчувствуя скорое вознесение на седьмое небо?
Любовь ли это, когда эти глаза так близко, и ты словно тонешь в них без права на спасательную шлюпку или хотя бы просто быструю смерть?
Любовь ли это, когда не можешь шептать ничего кроме "я тебя тоже"?
Кто знает.
Просто отстаньте. Дайте хоть час прожить для нас самих.
Занавес.

Соседи Артура снизу так и не поняли, что за странный шум преследовал их всю ночь, мешая спокойно заснуть.

@темы: Искусство счастья

URL
   

Монологи о животных

главная